«АРХ.АРТ.НИКОЛАЙ ШУМАКОВ»
Скачать книгу

Этот каталог можно смотреть справа налево или слева направо, начинать с конца и листать в произвольном порядке. Вы не потеряетесь в этих страницах, рисунках, фотографиях, потому что в реальной жизни автора точно так же переплетены чертежи и проекты новых станций метро, обнажённая натура, натюрморты и многое другое.

0/0
Бесконечная череда портретов, на которых лица друзей, случайных знакомых и просто попутчиков исполнены в жанре ироничного удивления. На вопрос: «Как удаётся найти такие штрихи, что портрет становится не просто узнаваемым, но и психологически точным отражением оригинала?» – Николай Шумаков отвечает всегда одной и той же фразой: «Как-то так само получилось, случайно, конечно…»

Он ироничен и ортодоксален, влюбчив и харизматичен. Ценит профессионализм во всех и во всём, однако никогда не говорит об этом открыто: просто присматривается к человеку, наблюдает за тем, что он делает в профессии, как идёт по жизни. Эти наблюдения затем становятся основой и каркасом дальнейших отношений: либо это будет ни к чему не обязывающее знакомство, либо – крепкий контакт, который в дальнейшем может перерасти в партнёрство или дружбу. Со вторым – сложнее. Знакомых и коллег много, друзей всё меньше и меньше: старые уходят, новые редко преодолевают планку заданного «душевного соответствия». Видимость доступности и внешняя простота на самом деле не что иное, как давно выбранная и наиболее комфортная для него форма существования и способ общения с окружающим миром: бесконтактная публичность.

Органически не переносит в жизни высокопарных фраз и многозначительных рассуждений, а в искусстве избегает вычурных форм и многослойной колористики. Посыл «чем проще, тем лучше» мог бы стать его девизом, если бы в авторских работах – архитектурных и живописных – автор полностью отказался от стремления заинтриговать окружающих своим видением мира. Но именно эту способность сделать даже самого стороннего наблюдателя своим сообщником в искусстве можно назвать характерной чертой архитектора и художника. Хотя, отвечая на вопрос о смысле жизни, опять-таки с большой долей самоиронии, он скорее всего просто перечислит несколько предметов, которые, по его же уверению, являются философской основой существования: яйцо, чайник, стакан, бутылка…

Когда журналисты задают вопросы о детях и внуках, об искусстве и будущих проектах – даже самые тактичные и корректные – он старается свести всё к шутке. И не потому, что нет готового ответа, а всего лишь от нежелания публично обсуждать то, что сам считает главным в своей жизни. Это семья и ближний круг друзей, малая родина Челябинск, работа, архитектура, живопись… Поэтому, опустив всё личное, переходим к главному: архитектуре и искусству.

АРТ

Люблю то, что ненавижу

Эта фраза – «золотой ключик», с помощью которого можно попытаться проникнуть в миры Николая Шумакова. Почему во множественном числе? Да потому, что их много, этих миров, и каждый существует в своей автономной реальности или ирреальности. Невнятно? Замысловато? Возможно, но только для того, кто любит то, что любит, и ненавидит то, что ненавидит. У Шумакова всё по-другому. Он с равным чувством удовлетворения принимает подарки судьбы и её же удары. Объясняет это тем, что радость от победы или успеха – явление одномерное и примитивное. По его теории, самые конструктивные эмоции человек получает в момент испытаний. Провал или поражение, убеждён Шумаков, вызывают гораздо более сильные ощущения, а главное – появляется стремление переломить ситуацию и добиться желаемого. А потому – делай добро и не жди наград, встречай успех, как подарок, а неудачу – как урок мудрости и право на новую попытку.

По его собственному утверждению, он часто приходит в мастерскую в состоянии «лёгкой ненависти», проклиная краски и холсты, отнимающие время от других важных дел. Но стоит сделать несколько шагов по лесенке, ведущей к заветной двери, всё вокруг меняется и начинается то самое «люблю то, что ненавижу». Хотя надо сказать, что «ненавижу» в исполнении Шумакова – это такая ироничная и лукавая попытка отделаться от ненужных вопросов и обывательского интереса к его творчеству. Каждое полотно – и это видно невооружённым глазом – являет собой фрагмент абсолютно реального, но переосмысленного художником мира, где «ненависть» – синоним творческого азарта и яростной любви: к искусству, человеку, природе. Возможно, это способ разбудить в себе самые сильные эмоции, чтобы передать их зрителям через живописные полотна. Портреты написаны с пронзительной симпатией к оригиналам, натюрморты легки и органичны, обнажённая натура (особый раздел в его творчестве) – вовсе не демонстрация тела, а, скорее, хитросплетение линий, где каждая фигура столь же уникальна и неповторима, как отпечатки пальцев. И в этих линиях угадываются сюжеты, позволяющие увидеть и домыслить какую-то историю, недосказанную Мастером...

Несколько лет назад, отвечая на вопрос о любимом цвете, не задумываясь назвал три: чёрный, белый, серый. Все – из ахроматической шкалы, все играют важнейшую роль в цветовой композиции, наконец все гармонично сочетаются со всеми спектральными цветами. Однако в живописных работах много красного, да и один из наиболее эффектных авторских проектов – Живописный мост над Москвой-рекой – тоже привлекает внимание своим ярким ажурным плетением. Так что в этом выборе ахроматической гаммы опять просматривается некое лукавство Мастера, который прекрасно знает рецепт приготовления архитектурных и живописных изысков с использованием всей цветовой палитры.

То же самое можно сказать и о гармонии. Стоит построить вопрос с этим словом, как тут же получаешь резкий отпор: гармония, по его мнению, не что иное, как химера. Гармония – это то, чего нет, можно всю жизнь гоняться за призраком гармоничного существования, но это пустые хлопоты. Гармония – всего лишь краткий миг между осознанием того, к чему стремишься, и собственным представлением, как этого достичь. Потом опять начинается хаос, то есть настоящая жизнь, в которой надо уметь видеть реальные перспективы и опираться на свои реальные возможности. Только тогда наступает «момент истины», и человек понимает, зачем он пришёл в этот мир, и начинает действовать сообразно этому прозрению. И как тут не вспомнить ещё один афоризм Николая Шумакова: «В жизни каждого хотя бы раз должно случиться чудо, которому он обязан своей профессии».

 

АРХ

Земля–воздух

Он не устаёт повторять, что его самая большая удача в профессии – правильно выбранная жизненная траектория: земля–воздух. Маршрут – из-под земли в небо, минуя грешную землю. Шутит, конечно, как всегда, но доля правды в этом утверждении есть. Последние 25 лет он является главным архитектором АО «Метрогипротранс» и проводит под землёй гораздо больше времени, чем среднестатистический человек. Это обстоятельство забавляет его чрезвычайно. И правда, какой ещё архитектор или художник может сказать, что на его творения каждый день смотрят восемь миллионов зрителей. Это примерно то количество людей, которые ежедневно пользуются только Московским метрополитеном! А ещё готовятся к запуску первые линии метро, спроектированные Шумаковым в Челябинске, Омске и даже в экзотическом государстве Мьянма, которое прежде именовалось Бирмой.

Что же касается небесных высот, то и здесь, кроме шутки, усматривается чистая правда. Выйдя ненадолго из метростроевских шахт и тоннелей, Шумаков начал штурмовать небо. Спроектировал крупнейший в Европе аэровокзальный комплекс во Внуково и первый в Москве вантовый мост через Москву-реку, названный Живописным. Мост не имеет аналогов по причине того, что устремлённое ввысь ажурное полотно размещается под острым углом к водной поверхности и визуально кажется парящим параллельно реке.

Проведя в шахтах Метростроя практически всю свою архитектурную жизнь, Шумаков именно под землёй нашёл идеальную форму и там же вывел собственную формулу гармоничного пространства: это тоннели метро, лаконичные в бесконечности, безупречные в своей брутальной красоте, где всё подчинено точному математическому расчёту. Возможно, когда-нибудь в его мастерской появится живописное полотно с фантасмагорическим изображением московской подземки. Возможно даже, это будет серо-бело-чёрное переплетение линий, напоминающих подземные тоннели, с вкраплением ярко-красных вспышек света от пролетающих по рельсам составов… Возможно. Но не факт. Хотя в пользу этого предположения говорят цифры: более сорока лет архитектор Шумаков работает в области проектирования транспортных сооружений и иных транспортных объектов.

Когда-то Московский метрополитен поражал воображение собственных граждан и зарубежных гостей столицы поистине царским убранством станций с использованием ценных пород камня, мозаики, смальтовых панно. Однако уже в 50–70-е годы прошлого столетия всё изменилось кардинальным образом. Тогда бурно прираставшая окраинами Москва нуждалась, как в воздухе, в новых линиях метро. Их строили долго, мучительно экономя на всём, что только можно было упростить не в ущерб безопасности пассажиров.

Ренессанс Московского метрополитена пришёлся на годы выпуска из стен alma mater архитектора Николая Шумакова. Во многом благодаря ему искусство вернулось в архитектуру метро, сменив безликие интерьеры на выразительно образные подземные пространства. Открытость и лёгкость обновлённых интерьеров станции «Воробьёвы горы», поэтика нового вестибюля станции «Маяковская», торжественная сдержанность «Парка Победы», прозрачность станции «Зябликово» – это лишь незначительная часть работы архитектора, который вместе со своими коллегами неустанно придумывает всё новые сюжеты для столичной подземки. Только за последнее десятилетие под руководством Шумакова запроектированы и построены участок Большой кольцевой линии Московского метрополитена от станции «Деловой центр» до станции «Савёловская», монорельсовая транспортная система, высокоскоростная железнодорожная магистраль Москва–Казань с несколькими вокзалами. Увлечённость объектами повышенной технической сложности дала весомый результат: в 2017 году Николай Шумаков стал первым в России архитектором – обладателем престижной международной премии Огюста Перре. Названная именем первого президента Международного союза архитекторов премия была учреждена в 1961 году. С тех пор каждые три года МСА присуждает её зодчим, которые внесли выдающийся вклад в использование современных технологий при проектировании архитектурных объектов.

В 2018 году Шумаков выступил инициатором создания ордена «AZART», лично разработал авторский дизайн и процедуру вручения именной награды президента СА России «За творческий азарт и служение архитектуре».

 

Обширный круг интересов, высокий общественный статус, архитектурный талант, незаурядные способности в живописи и графике, неимоверная работоспособность и преданность профессии позволяют говорить о нём как о человеке, в равной степени обладающем художественным чутьём и способностью к трезвому расчёту, без чего невозможно успешное проектирование.

Однако все перечисленные достижения не принесли бы успеха и признания, если бы не вдумчивое и в меру философское осознание окружающего мира, которое выражается в авторских афоризмах. Ну, например:

«Архитектор не может быть счастлив, если вокруг хаос и разруха».

«Художник не должен всегда быть нищим и голодным».

«Искусство (а архитектура – основа и фундамент всех искусств) – это многополярный сложный мир, и в нём невозможно кривить душой и творить неверной рукой».

«Линия, с которой в архитектуре начинается любой проект, а в живописи – новый сюжет, должна быть чёткой, ясной и понятной всем, а не только самому творцу».

 

Всему, что выходит из-под его руки, присущи лёгкость и самоирония, пронизывающие даже самые серьёзные сюжеты, по которым создаются проекты, строятся объекты, пишутся картины. Он умеет удивлять. И, кто знает, не ждёт ли своего «звёздного часа» ещё одна стихия – водная (или подводная?), куда не добралась пока причудливая в своей кажущейся простоте фантазия архитектора и художника Николая Шумакова…