English
 

Николай Шумаков: «Что ещё сохранять, как не культуру?»

Автор:  | Российский строительный комплекс
 
Опубликовано: 7 Февраля 2019
Николай Шумаков: «Что ещё сохранять, как не культуру?»

Признаюсь, я попросил о встрече, чтобы поговорить, прежде всего, о новых материалах и технологиях, применяемых архитекторами и строителями. Не то, чтобы меня не интересовали другие, более высокие материи… Однако сложившаяся рыночная ситуация требует рациональных решений, для чего необходим технологический прорыв. Так что саму тему разговора неактуальной или второстепенной не назовешь. Ну и, кроме того, я не был уверен, что у президента Союза архитекторов России есть время беседовать с журналистом об искусстве и культуре. К счастью, время нашлось.

 
Николай Иванович, у меня к вам несколько вопросов. Конечно, хотелось бы поговорить о ситуации в архитектуре вообще. И о тех новых технических решениях, что стали сейчас реальностью…

Всё взаимосвязано. Новые идеи, новые технологии – ничего не появляется само по себе. В основе лежит то, что было сделано раньше, нашими предшественниками. Не зная и не уважая прошлое, не создашь никакого будущего. Вот возьмите сегодняшнее событие:  упал козырек  института Гидропроект.

Неприятная история, хотя вроде бы обошлось без пострадавших …

Там был козырек, который консолью выходил метров на 30. Очень незаурядное сооружение. И вот всё рухнуло.

А почему? Как-то чудно… В центре, у всех на виду…

Так эксплуатируем. Никакой другой причины нет. Причем это здание сравнительно недавнее, ему полвека всего, это прекрасный образец советского модернизма  в  архитектуре… А что говорить о старых памятниках? Если они никому не нужны, разумеется, проще снести и построить новое. А то, что это слой культуры – мало кого волнует.

Волнует, может быть, многих, но немногие что-то делают…

Вот вам и результат: культура в России практически стоит на коленях.

Ну, уж прямо…

Нет, я не преувеличиваю… Поглядите вокруг…

Справедливости ради давайте отметим, что Москва на протяжении своей истории не раз перестраивалась, скажем так, очень решительно… И до революции такое бывало…

Но самым кардинальным был сталинский Генеральный план 35 года.

Это как раз понятно… Большевики вообще считали, что до них истории не было…

Да, это так. А сейчас-то что происходит?

Честно говоря, я теряюсь. Раньше были хоть дикие, но все-таки какие-то идейные соображения. Теперь, похоже, ничего не осталось, кроме финансовой целесообразности…

Я вам вот какой пример приведу… В Риме на мой вопрос, как вы относитесь к памятникам, мне ответили так: в Риме все дома – памятники. Вот и всё. Все дома – памятники. Отсюда и отношение. Это и есть высочайшая культура и любовь к своему Отечеству. У нас же если в каком – либо городе за одну ночь три прекрасных старинных дома сгорели, то никого это не удивляет, потому что все знают: поджог. Так же проще всего! Спалил и построил в десять раз больше.  Всё это горе и печаль наша…

Николай Иванович, а Союз архитекторов как-то повлиять может?

Союз – единственная организация, которая и может повлиять.

Вы, я знаю, сотрудничаете с Архнадзором…

Да, они от нас буквально не уходят. Мы проводим круглые столы, семинары по охране памятников. Мы их привекаем, потому что они во многом правы. Они правы, они неравнодушны, они защищают, и мы поддерживаем. У нас сейчас совет по наследию создан. И вообще политика Союза во многом настроена на реставрацию. Чтобы не пропало ничего. Мы проводим единственный по всей России фестиваль «Архитектурное наследие».  В этом году он пройдет в Казани при поддержке Минниханова. Замечу, это важно, когда есть поддержка первых лиц. Надеюсь, вот так, короткими шажками, постепенно дело сдвинем.

Кстати, я был на выставке «Зодчество», и она произвела на меня большое впечатление. Была представлена современная архитектура, причем хорошего класса, были представлены объекты, нуждающиеся в сохранении, в спасении, о них было очень подробно рассказано…

Союз плотно занимается этими вопросами, проводит мероприятия важные, интересные, но наших усилий недостаточно. Горожане, я имею в виду не конкретно москвичей, казанцев, а шире, жителей любого города, — должны понять, что если они сами не будут сохранять свое культурное наследие, ничего не получится.

А как это – «сами сохранять»?

Надо постоянно, на всех уровнях ставить вопросы сохранения и реставрации архитектуры. Надо постоянно подавать голос.  Если голоса не будет, никто и слушать не станет…

Это, мягко говоря, непросто…

Непросто. Но никто не придет и за нас это не сделает…

У меня вот к вам какой вопрос. За каждым разрушением памятника стоит архитектор, который согласился на этом месте строить. Что мешает архитекторам не участвовать?

Это вопрос этический. Переступил человек грань – и всё, дальше всё позволено. Это как врач-гинеколог. Вот сделал он первый подпольный аборт, и рубеж пройден... С этим бороться невозможно. Тут дело не в том, что профессионал плохой. Как раз профессионал-то может быть отличный. А нормы, человеческие, этические, нарушены. Это печально.

Может ли Союз как-то влиять на архитектора, который согласился участвовать в уничтожении памятника? Или вы считаете, что у Союза не должно быть никаких репрессивных функций?

Нет, у нас только любовь. Поговорить можем. Попытаться убедить. Осудить можем на комиссии по профессиональной этике. Но решение человек принимает сам. Исходя из своих нравственных критериев.

Давайте теперь все-таки о технологиях поговорим. О технологиях, которые дают новые возможности для архитектора. Знаю, что сейчас Союз архитекторов России готовится провести Международный форум «Алюминий в архитектуре и строительстве 2019». Подготовка идёт основательная. Сайт даже специальный сделали — alumforum.ru. Почему такой интерес к этому материалу у архитекторов?

Я расскажу о своем опыте. В последнее время я много и с большим удовольствием работаю с алюминием. Это живой, теплый, восприимчивый материал. С ним очень хорошо работать в реставрации. И его, замечу, можно сделать подо что угодно. Вот у меня есть проект – вокзал – там алюминий выступает в роли дерева.

Как же это?

Представьте себе. И, вы знаете, не отличить от дорогого дерева.  Мы дерево не можем использовать в общественных зданиях из соображений пожарной безопасности.

Сейчас вроде бы научились пропитывать.

Все равно горит. А есть алюминий негорючий. Вообще сейчас очень активно используют пластик, композитные материалы, материалы на базе смол, цементных растворов, и это правильно. Но ведь есть рядом, что называется, на поверхности, готовый отделочный материал под названием алюминий. Ему надо давать широкую дорогу. Разумеется, не только в отделке.

А где еще?

Например, в мостостроении, в метростроении. Это металл негорючий, он может нести большие нагрузки. Плюс к тому, он не ржавеет и может простоять десятки лет. Вот у нас на «Маяковке» нержавеющая сталь проржавела. А с современным алюминием такой ситуации не будет. Именно с современным, потому что сейчас другие сплавы, принципиально другого качества.

Но ведь это дороже…

Дороже, но не критично. И окупается другими плюсами. Алюминий – это такой материал, которому позволено всё, любое применение в области архитектурного строительства. Я в этом убедился на практике. У нас станция метро «Мичуринский проспект» вся алюминиевая. На Дмитровской линии мы применили с успехом алюминий в виде водоотводящих зонтов, получили совсем другое качество.

Мне кажется, сейчас появляются перспективы у альтернативных материалов. Раньше была одна железобетонная панель, потом монолит, сейчас все-таки можно выбрать тот вариант, который будет оптимальным…

Пока у нас всем рулит стройкомплекс, и это продолжается с 1955 года. Политика не меняется. Поворота в сторону архитектуры не происходит. А ведь уже понятно, что надо максимально отказываться от высотных домов. В мегаполисе никуда не денешься, земля дорогая, здесь, конечно, строили и будут строить высотки. Но зачем нужны 40-этажные монстры в обыкновенных русских старых городах?

Да, я большую часть своей жизни провел в Твери, и для меня Тверь – это город невысокий, а потому уютный, своеобразный. Понастроить высоток – ничем не будет отличаться.

Это все оттого, что хозяевам города хочется, чтобы у них тоже появился большой дом, чтобы было как у людей. Чтобы было что показать. Беда в том, что архитектурной политики в стране нет. Свои правила диктует стройкомплекс, а он неповоротливый, в каком-то смысле, допотопный. Но пока так. Строят быстро, зачастую плохо. Цель одна – скорее продать. А что будет дальше с городом? Этим вопросом предпочитают не задаваться.

И как же быть?

Надо всё поставить с головы на ноги. Архитектура должна идти впереди. Это во мне не профессиональная ревность говорит, а здравый смысл.

И последний вопрос, Николай Иванович: знаю, что вы готовите персональную художественную выставку.

Да. Она откроется 1 апреля, и я сейчас к ней активно готовлюсь. Мои работы будут выставлены в галерее у Зураба Церетели.

 

Беседовал Руслан Дзкуя

Полный текст статьи можно прочитать по адресу: http://rsknews.ru
 
Комментарии 2
 
 


популярные
новости

Читайте нас в instagram
19.04.2019
Прошла встреча членов Союза архитекторов России с представителями республики Башкортостан

19 апреля в Главном управлении архитектуры Уфы прошла

 
18.04.2019
«Зеленоград – город архитектора Игоря Покровского»

Автором-составителем труда выступил Феликс Новиков,

 
 
Подписка на новости СМА
E-mail:
Имя:
Фамилия: